Актерская болезнь.

 

К моменту описываемого случая у меня уже был некоторый опыт общения с пациентами – артистами. Их профессия связана с сильным эмоциональным напряжением. Чем талантливее артист, тем оно больше. Собственно и выбор профессии свойственен личностям, характеризующимся так называемым художественным типом. В истории театра были случаи смерти артистов на сцене. Так известно о двух выдающихся актерах МХАТ: Н.Хмелев умер во время генеральной репетиции, а Б.Добронравов после 6-й картины в спектакле «Царь Федор». Следует отметить, что высокий уровень эмоциональности особенно выражен у женщин.

История, о которой я хочу рассказать, относится к выраженной степени влияния актерской профессии на состояние нервной системы..

За консультацией ко мне обратилась молодая актриса одного из известных московских театров. Ее жалобы и рассказ о болезни были очень красочны: разнообразные неприятные ощущения и боли в сердце, которые в последнее время стали настолько сильными, что ей приходилось прибегать к вызову скорой помощи. При обследовании в поликлинике врачи изменений в сердце не находили. Прибегнуть к моей консультации ее заставил драматический эпизод. Умер известный главный режиссер театра, где она играла ,который много сделал для ее актерской карьеры и по-человечески хорошо к ней относился. В момент панихиды ее состояние резко ухудшилось, и как она образно рассказала, вслед за гробом из театра вынесли ее на носилках в приехавшую скорую помощь. Нет смысла излагать читателю медицинские подробности моей консультации. Беседа длилась долго. Объективное исследование признаков заболевания сердца не выявило. Имел место выраженный невроз с кардиальными (сердечными) проявлениями. Рекомендации в таких случаях сводятся к общеукрепляющим мерам, особенностям режима и питания, а также достаточно длительным приемом «легких» успокаивающих средств типа отваров валерианы и пустырника.

По окончании консультации я получил приглашение на спектакль по пьесе Брехта где актриса играла труднейшую роль – немой, которая на протяжении всего спектакля крайне эмоционально реагировала на драматическую ситуацию, выражая это только мимикой и стонами. После спектакля я подумал, что сыграв такую роль, можно было бы получить нервный срыв.

Сложилось так, что на протяжении ряда лет я ничего не знал о моей пациентке. Встреча произошла в доме отдыха «Валдай», где я часто отдыхал с семьей. Моя пациентка прекрасно выглядела и была в хорошем настроении. Рассказала, что несколько месяцев исправно следовала рекомендациям, а главное, поняла в чем суть ее болезни. За разговором мы спустились к лодочной станции на берегу озера. Сели в разные лодки. Лодка с моей пациенткой быстро оторвалась от меня и ушла вперед. Когда мы вернулись, я сказал, что ее физическая кондиция – лучшее подтверждение здоровья сердца.

Прошло много лет. И хотя я бывал в этом театре, но не счел удобным интересоваться здоровьем актрисы. Однажды прочитал в газете, что ей присвоено звание народной артистки СССР.

В книге «О врачевании» академик И.А.Кассирский подробно и всесторонне излагает проблему неврозов, особо подчеркивая необходимость распознавания их врачами – терапевтами и кардиологами, сталкивающимися с жалующимися на болезнь сердца пациентами. Позволю себе привести описание им в книге «О врачевании» одного характерного наблюдения.

«Известный драматический артист одного из республиканских театров-«заболел раком желудка» ….В мой гостиничный номер буквально влетел молодой красивый человек высокого роста с отличным телосложением. Он с необычайной экзальтацией начал рассказывать мне о своем несчастье, о том, как его подвергли по поводу болей в эпигастрии рентгенологическому исследованию и…нашли язву желудка. Я убежден, сказал он, что моя язва переродилась в рак, я читал об этом…Чем более страстно он говорил о своей болезни, тем больше я понимал, что он страдает навязчивым неврозом, что психогенные реакции его вызвали тяжелое нарушение вегетативных функций организма. Спасите меня, заломив руки, повторял он, и упал передо мной на колени с тем совершенным артистизмом, которым он, очевидно, так часто пользовался на сцене, объясняясь в любви своей героине. Признаться я растерялся… Возьмите меня в свою клинику…». Пропущу последующие детали описания обследования больного, у которого не оказалось и язвы. Ни разъяснения данные больному, ни психотерапия, ни отсутствие язвенного болевого симптома – ничто не успокаивало больного»… Далее И.А.Кассирский пишет: «Больной твердил одно: у него рак, и он погибает. И тогда я решил выписать его, напомнив известный французский афоризм: на все плохое есть только два лекарства: время и терпение. Вас вылечит время, сказал я ему на прощанье. Не принимайте никаких лекарств. Пройдет год, и Вы убедитесь, что у Вас нет рака. Тогда выздоровеете.

Через полтора года он прекрасно играл в Москве в ряде пьес, с которыми его театр приехал в столицу. Я навел о нем справки у врачей. Вся «болезнь», рассказали мне они, прошла у него, как только он убедился, что у него нет рака. Время действительно вылечило его».

Как видит читатель, я не назвал имя героини моего рассказа. А ведь как сейчас любят некоторые журналисты «посмаковать» факты о болезни известных людей. Однажды у меня в кабинете раздался телефонный звонок. Не называя своей фамилии, ко мне обратилась журналистка газеты, о которой я потом от сотрудников узнал, что она относится к « желтой» прессе, распространяемой в электропоездах. У Вас, сказала она, как у врача с многолетним стажем, вероятно есть интересные случаи с пациентами – известными людьми. Я утвердительно ответил на этот вопрос. Мне было предложено подготовить публикации. Надо подумать, сказал я, но это возможно только без упоминания конкретных имен, так как еще со времен Гиппократа существует понятие врачебной тайны. Звонившая мне (не хочется называть ее журналисткой) заявила, что это для ее газеты не интересно.

Возвращаясь к истории о моей пациентке, с сожалением узнал, что в дальнейшей ее судьбе случились драматические события, которые повлияли на ее здоровье, хотя «резервы» ее организма позволили ей перейти 90-летний рубеж.